Образцы уставного письма - Письма и обращения - Руководство - shablonpisma.my1.ru

ШАБЛОН ПИСЬМА

Категории раздела

Законодательством российской федерации [58]
Внутреннего трудового распорядка [33]
Защите прав потребителей [71]
Заключили настоящий договор [34]
Общества с ограниченной ответственностью [41]
Обязательств по настоящему договору [33]
Общего собрания участников [38]
Образец искового заявления [49]
Права и обязанности сторон [33]
Общество с ограниченной ответственностью [40]
Прав на недвижимое имущество [32]
Условий настоящего договора [32]
Нормы трудового права [27]
Перехода права собственности [30]
Характеристика с места работы [44]
Расторжении трудового договора [33]
Заполнить анкету на визу [21]
Обязательное социальное страхование [27]
Регистрации права собственности [31]
Получении денежных средств [38]
Момента государственной регистрации [32]
Образец заполнения анкеты [31]
Образец договора дарения [21]
Образец заполнения заявления [36]
Помещений в многоквартирном доме [23]
Договора купли продажи [32]
Пленума верховного суда [38]
Протокола общего собрания [37]
Неотъемлемой частью договора [31]
Договор дарения доли [20]
Условия оплаты труда [27]
Выплату заработной платы [28]
Продолжительности рабочего времени [28]
Договор купли-продажи квартиры [29]
Общего собрания членов [20]
Возбуждении уголовного дела [36]
Орган опеки и попечительства [32]
Акты [103]
Письма и обращения [220]
Разные документы [139]
Гарантийные обязательства [144]
Благодарственные письма [9]
Бытовые бланки [139]

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 110

Статистика


Онлайн всего: 36
Гостей: 36
Пользователей: 0

Руководство

Главная » Статьи » Письма и обращения

Образцы уставного письма

Лингвистический энциклопедический словарь

Уста́в —

тип письма кириллицы с геометрически чётким рисунком букв. Появился под влиянием греческого унциального письма. Исконно сосуществовали два вида устава: каллиграфический, применявшийся в торжественном письме, и некаллиграфический.

Уставом написаны древнерусские рукописи 11—14 вв. Устав 11—12 вв. отличается строгостью пропорций, буквы симметричны, они свободно располагаются в строке. В 13 в. изменяются пропорции буквенных начертаний: буквы становятся у́же, сокращаются верхние части букв В, К, Ж, поднимается вверх перекладина у йотированных букв (Ѥ, Ꙗ), Ю, И, Н, вертикаль буквы Ѣ поднимается вверх за пределы строки. В 14 в. на основе новообразований 13 в. формируется новый вид устава с узкими вытянутыми буквами, стоящими близко друг к другу. Перекладины поднимаются до верхнего уровня строчных букв, встречается начертание Ж без верха. В восточно­сла­вян­ской письменности устав господ­ство­вал до конца 14 — начала 15 вв. С 15 в. устав вытесняется полууставом. а перга­мен — бумагой. В деловой письменности полуустав и бумага применялись уже в 14 в.

В южнославянской письменности устав изменялся несколько иначе, чаще встречаются почерки с накло­ном вправо. При общей тенденции эволюции начертаний дольше употребляются архаичные буквы. В болгарских (среднеболгарских) рукописях 12—13 вв. устав характе­ри­зу­ет­ся наличием графи­че­ских вариантов, встречается до 5 букв юсов с их взаимной меной. К середине 14 в. складывается вид каллиграфического, так называемого тырновского, устава, известного по рукописям эпохи царя Ивана-Александра («Софийская псалтырь 1337», Манасиева хроника, около 1345—46, четвероевангелие Ивана-Александра, 1356).

В сербских рукописях 12—14 вв. устав обычно прямой, отличается от устава русских и болгарских рукописей главным образом составом и употреблением букв. Полуустав и бумага в письменности южных славян появляются с конца 13 в.

К уставному письму относят также почерки древнейших славянских рукописей, написанных «круглой» глаголи­цей. «Киевские листки», или «Киевский миссал», Зографское и Мариинское еванге­лия и др. В русских работах по греческой палеографии уставом называют унциальное письмо с прямы­ми, раздельно написанными буквами. К уставным почеркам относят также письмо берестяных грамот, хотя название «почерк» в данном случае условно. «Новым уставом» иногда называют (Е. Ф. Карский) стара­тель­ное торжественное письмо рукописных книг 15—17 вв. написанных обычно на бумаге, а не на пергамене. Образцы устава см. в книге «Сводный каталог славяно-русских рукописных книг, храня­щих­ся в СССР. XI—XIII вв. Иллюстрации» (М. 1984).

Эволюция русских почерков (устав, полуустав, вязь, скоропись).

  • Черепнин Л. В. Русская палеография, М. 1956 (лит.)
  • Мошин В. А. Палеографически-орфографические нормы южнославянских рукописей, в кн. Методическое пособие по описанию славяно-русских рукописей для сводного каталога рукописей, хранящихся в СССР, в. 1, М. 1973, с. 43—75
  • Тихомиров М. Н. Муравьёв А. В. Русская палеография, 2 изд. М. 1982 Mošin  V. Metodološke bilješke o tipovima pisma u ćirilici, «Slovo», Zagreb, 1965, № 15—16, s. 150—82 Мошин  В. Палеографски албум на јужнословенското кирилско писмо, Скопје 1966
  • см. также литературу при статье Кириллица .
  • Устав

    Устав - название одного из типов славяно-русского кириллического письма.

    В понятии устав зафиксирован определенный этап развития кириллического письма. Понятие используется в отечественной палеографии для систематизации индивидуальных почерков XI - начала XV вв. преимущественно книжных, по их самым общим характеристикам.

    Название типа письма происходит от слова устав, что означает правило, образец Сначала слово было принадлежностью профессиональной лексики книжников. Самое раннее употребление терминов устав, уставное письмо, книжное уставное письмо встречается в описях книг русских монастырских и церковных библиотек XVI в.[1]. В понятийный аппарат палеографии термин устав вошел XIX в.

    Содержание

    &uarr Типологические свойства устава

    В славянской письменности устав появился под влиянием греческого унициального письма, которое характеризовалось прямыми, раздельно написанными буквами. Древнерусские уставные рукописные книги XI - начала XIV вв. демонстрируют сходство почерков, которыми они написаны. Оно было обусловлено тем, что любую букву требовалось писать по обязательному, заранее установленному образцу, строго сохраняя форму и положение композиционных элементов буквы. Эта установка порождала типологические свойства устава, к числу которых относятся: 1) рисованность и монументальность букв, достигавшиеся тщательным и четким выписыванием всех деталей в рисунках букв 2) геометричность букв, которые можно вписать в квадрат или четырехугольник 3) начертание букв преимущественно в строке без выступа деталей над и под строкой 4) отсутствие наклона букв по отношению к строке 5) пробелы между буквами в словах 6) строгое чередование толстых и тонких линий в рисунке одной и той же букве.

    &uarr Варианты уставного письма

    Вместе с тем при тщательном изучении индивидуальных уставных почерков обнаруживаются их варианты. В рамках устава существовало каллиграфическое и обычное (некаллиграфическое) письмо. Иногда эти варианты встречаются даже в одной рукописи. Примером может служить Остромирово евангелие (1056-1057 гг.). Обращение его писцов к определенному варианту зависело от назначения текста. Так, тексты, предназначенные в Остромировом евангелии для чтения вслух, написаны крупными каллиграфическими буквами, а заголовки небольших разделов в книге, а также тексты справочного характера - мелкими и немного небрежными буквами. На качество письма, безусловно, влияли и индивидуальные возможности писцов, поэтому при общей установке на строгое уставное письмо в конкретных рукописях обнаруживается разный уровень его каллиграфичности.

    В древнерусском уставном книжном письме отмечаются и другие варианты почерков: прямые и наклонные, узкие и широкие.

    Как вариант устава часто оценивается письмо берестяных грамот XI-XV вв.

    &uarr Проблема датировки уставных памятников

    Большинство уставных книг не имеет указаний на точное время их написания. Для датировки таких текстов палеографы используют результаты изучения эволюции устава на протяжении XI - начала XV столетий. О сложностях определения времени написания уставных недатированных источников писал крупнейший специалист в области палеографии уставных рукописных книг В.Н. Щепкин . &hellipРаспределение памятников по векам есть в сущности искусственный прием, нарушающий наглядность постепенной эволюции начерков: поле отдельных примет очень различно: одни приметы обнимают век, другие - полвека, третьи - полтора. Кроме того, поле различных примет нередко пересекается пограничными линиями веков: почерки конца XI в. особенно почерки простые, очень похожи на почерки первой половины XII в. а почерки второй половины XII в. - на почерки начала XIII в.[2]. Поэтому для надежного решения вопроса о датировке недатированного уставного книжного текста важны не только графические изменения отдельных букв, но и орфографические изменения, связанные с развитием языка. Помимо этого, при датировке учитываются результаты анализа художественного оформления книги.

    &uarr Уставные рукописные книги

    Самые ранние древнерусские уставные памятники относятся к XI в. Выдающимся памятником древнерусской книжной культуры является Остромирово евангелие 1056-1057 гг. Эта древнейшая из числа точно датированных древнерусских книг была создана несколькими писцами, миниатюристами и оформителями. Сохранилось еще несколько древнерусских книг XI в. с указанием времени их написания: Изборник Святослава 1073 г. Изборник 1076 г. Архангельское евангелие 1092 г. Минея служебная (сентябрь) 1095 - 1096 гг. Минея служебная (октябрь) 1096 г, Минея служебная (ноябрь) 1097 г. По палеографическим приметам еще около полутора десятков древнерусских книг относятся к XI в.

    В последующее время количество книг, написанных уставом, возрастало от столетия к столетию. Среди них такие ценные памятники древнерусской книжности, как Мстиславово евангелие (до 1117 г.), Юрьевское евангелие (1119-1128 гг.), Галицкое евангелие (1144 г.), Апостол толковый (1220 г.), Киевская Псалтырь (1397 г.) и т.д. Эти и другие точно датированные рукописные книги служат основой для изучения эволюции кириллической графики, и в частности устава как типа письма.

    С середины XIV в. каллиграфическое уставное письмо стало принимать более свободные формы. Стремясь ускорить свою работу, книгописцы упрощали рисованные и монументальные начертания устава. В некоторых рукописных книгах рубежа XIV-XV вв. соединялись разнородные временные и типологические признаки: с одной стороны, черты позднего устава, а с другой - черты полуустава, пришедшего на смену уставу. Смена устава полууставом была предопределена нарастанием объема книгописания и постепенным переходом при создании книг с пергамена на бумагу, появившуюся на Руси в середине XIV в.

    Крупное торжественное письмо рукописных книг XV-XVII вв. старательно написанных на бумаге, а не пергамене иногда называют новым уставом.

    Графику уставных памятников изучали И.И. Срезневский. В.Н. Щепкин, Н.П. Каринский, Л.П. Жуковская. Л.В. Милов. О.А. Князевская, А.А. Турилов и другие филологи и историки.

    &uarr Рекомендуемая литература

    Круглова Т.А. К вопросу о становлении русского книжного письма XV века

    Муравьев Анатолий Васильевич. Палеография. Сборник снимков с русского письма XI - XVIII вв.

    Устав (шрифт)

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

    Уста́в или уставное письмо — почерк с чётким угловато-геометрическим рисунком, при котором буквы пишутся в строке, с малым числом выступающих вниз и вверх элементов и большей частью раздельно друг от друга. Медленное и торжественное письмо тщательного каллиграфического исполнения, с малым числом сокращений. В русском языке этот термин применяется к различным письменностям:

  • к кириллице (чаще всего) и к глаголице
  • к греческому почерку византийских времен
  • иногда и в других случаях: например, могут упоминать и противопоставлять скорописные японские иероглифы и уставные.
  • В палеографическом значении термин «устав» употребляется с XIX века, первоначально только по отношению к кириллице. Название связано со сферой применения этого письма: в «высокой» церковной литературе «уставнымъ словенскимъ языкомъ».

    Греческий устав

    Греческий устав (в другой терминологии — младший унциал ) — маюскульный (одними заглавными буквами) почерк середины I — начала II тысячелетия н. э. первоначально наклонный, но к X веку выпрямившийся. На его основе были созданы готское письмо и кириллица .

    Греческий устав обычно выделяется в отдельную категорию в русской терминологии [1]. хотя часто его объединяют с унциальным письмом более древнего периода. В некоторых европейских языках устав и унциал (равно как полуустав и полуунциал) вообще называют одним и тем же словом.

    Образцы греческого устава

    Русский язык

    и развитие конструкций с предлогами.

    9. Развитием строя речи является также развитие сложно-подчиненных предложений. Ср. напр. сложносочиненную конструкцию предложения из летописи (XIV в.): «Заложи Ярославъ городъ великый, у негоже града суть златыя врата», с современной сложно-подчиненной: «Ярослав заложил большой город, в котором были золотые ворота».

    VI. История древнерусского письма (XI—XVII вв.)

    Из двух старославянских азбук — глаголицы  и кириллицы  в древней Руси распространение получила только последняя. На русской почве встречаем лишь скудные остатки глаголического письма: в большинстве случаев — это приписки на полях, пометки, отдельные глаголические буквы, вкрапленные в кирилловские тексты. Иногда глаголица выступает в роли тайнописи (криптографии), как напр. в кратких надписях, выцарапанных острым орудием на штукатурке стен новгородского Софийского собора.

    Древнейший вид письма, взятый русскими у южных славян, так наз. устав в основе его лежит греческое унциальное (уставное) письмо литургических книг IX—XI вв. «Уставным» это письмо называется по сфере своего применения: в «высокой» церковной литературе «уставнымъ словенскимъ языкомъ». Уставное письмо — письмо тщательного каллиграфического исполнения. Образцом русского устава может служить письмо Остромирова Евангелия XI в. Различают древний устав (обыкновенно на пергаменте) с XI по XIV в. и новый устав — с XV в. по XVII в. (по преимуществу на бумаге). Образцом нового уставного письма может служить так наз. служебник 1400.

    Уставное письмо очень рано начало уступать место полууставу, в котором тщательность письма и его геометрический принцип нарушаются. Полууставное письмо — обычно на бумаге и большей частью не крупное. Распространяется полууставное письмо со второй половины XIV в. В русском полууставе можно отличать две разновидности: старший

    Почти одновременно с полууставом появляется и скорописное письмо у русских скоропись сначала появляется в юридических актах, а затем в конце XV в. проникает и в книги. Скоропись развивается в Москве ранее, чем в других центрах восточного славянства у белоруссов и украинцев развивается несколько отличный тип скорописи, с большей закругленностью и декоративностью начертаний. При Петре I последний тип скорописи получает известное распространение и у русских.

    С введением книгопечатания печатный шрифт для русско-славянских книг был отлит по образцу полуустава таков напр. шрифт первопечатников русских Ивана Федорова и Петра Мстиславца, выпустивших в Москве в 1564 первую печатную книгу — «Апостол». Русский полууставный шрифт употреблялся в печатных книгах церковных и гражданских вплоть до 1708, когда по указу Петра I для книг гражданских устанавливается новый гражданский шрифт, а прежний церковный шрифт остается только для книг духовного содержания.

    VII. История русского литературного языка XVIII—XX вв.

    До конца XVII в. в качестве литературного письменного языка в Московском государстве использовался церковно-славянский яз. в который однако, чем дальше, тем больше, проникали особенности живого разговорного Р. яз. На разрыв между письменной и разговорной речью представителей господствующего класса Московского государства и на господство в письменной речи церковно-славянской традиции указывает Лудольф (автор русской грамматики, изданной в 1696 в Оксфорде). Церковнославянская языковая традиция господствовала не только в памятниках церковно-религиозного характера, но и в произведениях светской повествовательной литературы, сюжеты которой в большинстве проникали из Зап. Европы через Польшу, частью через Украину («Бова-королевич» и др.) и Белоруссию («Роман о Тристане».)

    Но на протяжении XVII в. оформляются и такие литературные жанры, которые, во многом следуя еще церковно-славянской традиции, теснее связаны с живым Р. яз. и ярче отражают его особенности, — произведения публицистического (напр. сочинение Котошихина о России в царствование Алексея Михайловича) и частью повествовательного характера (напр. повесть о Фроле Скобееве, повесть о Ерше Ершовиче). Яркие образцы живого Р. яз. дают произведения протопопа Аввакума, одного из крупнейших деятелей старообрядческого движения, посвященные в значительной мере религиозным вопросам, но предназначенные для широких демократических слоев московского общества. Впрочем сама тематика этих произведений обусловливает наличие в них еще большого количества церковно-славянских элементов. Еще ближе к живому разговорному языку стоял язык деловых документов (дела московских приказов), который впрочем и в предшествующие века в меньшей степени следовал церковно-славянской традиции.

    Лишь в начале XVIII в. в связи с утратой церковью той роли, которую она играла в предшествующие века, осуществляются тенденции, наметившиеся еще в XVII в. В качестве литературного языка входит в употребление живой русский язык (именно язык господствующего класса — дворянства), церковно-славянский же язык в полной мере сохраняется лишь для произведений церковно-религиозного характера. При этом источниками вновь формирующегося литературного языка служат наметившиеся еще в предшествующий век жанры с преобладанием русского языкового элемента.

    Язык первых десятилетий XVIII в. (эпоха Петра I) характеризуется пестротой лексического состава, большой неустойчивостью стиля, отсутствием строго выработанных грамматических норм. С одной стороны, в нем еще часты элементы церковно-славянского языка, напр. «Вознепещуя всех абие вскоре прогнати» (петровский отчет о сражении) «Мы слава богу здоровы, только зело тяжело жить» (письмо Петра I), но наряду с этим — большое количество элементов обычного разговорного языка. В связи с организацией мануфактур расширением и укреплением экономических и культурных связей с Зап. Европой в Р. яз. широкой волной проникают заимствования из  зап.-европейских языков (такие заимствования, гл. обр. в области технической терминологии, проникали и раньше, но сравнительно в небольшом количестве). Проведенная Петром реформа административных учреждений по зап.-европейскому образцу требует новой административно-политической и юридической терминологии. Появляются заимствованные гл. обр. из немецкого и частью польского языка: коммерц-коллегия, мануфактур-коллегия, нотариус, ассесор, полицеймейстер, канцлер, президент, патент, штраф, формуляр и т. д. Преобразование по зап.-европейскому образцу армии вызывает появление таких терминов, как юнкер, ефрейтор, генералитет, гауптвахта, лагерь, штурм (из немецк. яз.), барьер, брешь, бастион, баталион, гарнизон, пароль, редут, калибр, мортира, лафет (из франц. яз.) и т. д. Организация флота вызывает развитие морской терминологии, заимствуемой гл. обр. из голландского и английского языка (голландцы и англичане того времени — эпоха расцвета колониального могущества их стран — были первыми кораблестроителями и мореплавателями): гавань, рейд, шлюпка, койка, каюта, рейс, трап (голл.), бот, бриг, шхуна, мичман (англ.) и т. д. Развитие промышленности вызвало расширение производственно-технической терминологии (гайка, верстак, кран, винт и т. д.). Большую роль в обогащении словаря иностранными заимствованиями сыграло более широкое знакомство с иностранными языками, поездки за границу, переводы. С зап.-европейских языков переводилось большое количество книг общественно-политического, научного и технического характера. По причине сравнительной отсталости России в техническом и культурном отношении для выражения многих понятий в Р. яз. недоставало слов. Неизбежно вводились иностранные слова. Иностранные заимствования обогащают и разговорную бытовую речь дворянства, часто заменяя старые русские слова (авантаж, ассамблея, афронт, бал, комплимент и т. д.). Многие заимствованные слова, даже в области специальных терминов, в дальнейшем в языке не сохранились и были заменены русскими (напр. фортеция — теперь всегда крепость). Зап.-европейское влияние выражается не только в собственно заимствованных словах, но и во всей перестройке русского стиля. Появляются новые формы в обращении, следующие западным образцам. Местоимение «вы» сменяет прежнее «ты» для выражения вежливого обращения к одному лицу. В ранних письмах царевича Алексея к Петру I еще употребляются характерные для прежних челобитных уничижительные формы для автора и предметов, с ним связанных: «Государю моему батюшке, царю Петру Алексеевичу, сынишка твой Алешка, благословения прося и челом бьет». Более поздние же письма того же Алексея начинаются обращением «Милостивейший государь батюшка» и заканчиваются подписью «всепокорнейший сын и слуга твой Алексей».

    С 30-х гг. XVIII в. начинается работа по выработке норм литературного языка и устранению хаоса и неустойчивости, характеризующих первые десятилетия века. В 1735 при Академии наук учреждается так. наз. «Российское собрание», имеющее целью заботиться о «дополнении российского языка, о его чистоте, красоте и желаемом потом совершенстве». Нормализаторская работа находит свое выражение гл. обр. в трудах Тредьяковского, Ломоносова и Сумарокова в период 30-х, 40-х и 50-х гг. XVIII в. Одним из основных вопросов этой работы является определение роли церковно-славянского элемента в литературном Р. яз. С наибольшей четкостью эта задача была решена Ломоносовым. изложившим в своем «Рассуждении о пользе книг церковных в российском языке» теорию трех «штилей» — высокого, «посредственного» (среднего) и низкого, — различие между которыми как раз и основано на различном использовании церковно-славянских элементов.

    Как видно из Ломоносовского «Рассуждения», церковно-славянский яз. в XVIII в. целиком сохранился лишь в церковном употреблении, но в то же время продолжал служить постоянным источником пополнения литературного Р. яз. Ломоносов стоял на более прогрессивных позициях во взглядах на развитие национального Р. яз. — язык, по его взглядам, должен строиться гл. обр. на национальной основе, церковно-славянскому яз. отводится сравнительно ограниченная роль, допускаются элементы, идущие из языка «простонародного»: «Простонародные низкие слова могут иметь в них (в произведениях низкого штиля) место по рассмотрению» (т. е. по усмотрению), говорит Ломоносов.

    Другие теоретики XVIII в. отстаивали первенствующую роль церковно-славянского яз. Тредьяковский, в более ранних произведениях признававший, что «славянский язык в нынешнем веке у нас очень темен (т. е. непонятен), и многие его наши читая не разумеют» (предисловие к «Езде на остров любви», 1730), позднее отстаивал церковно-славянские нормы и упрекал Ломоносова в простонародных тенденциях.

    Сумароков, ориентируясь на живую обиходную речь дворянства, упрекал Ломоносова в «простонародности» и провинциализмах, но в то же время осуждал Тредьяковского за его излишнюю «славенщизну».

    Работа по выработке норм литературното языка затронула и проблему иностранных заимствований. Ломоносов и Сумароков восставали против отмеченного выше чрезмерного наводнения русского языка иностранными словами. Сумароков настаивал даже на полной очистке Р. яз. от заимствованных слов. Он написал целую статью «О истреблении чужих слов из русского языка». Ломоносов, не отвергая совершенно иностранных заимствований, для многих иностранных слов даже терминологического порядка стремился найти или создать вновь русские эквиваленты. В одной черновой рукописи он говорит «о злоупотреблении и введении иностранных слов» и советует переводить слово «theoria» словом «рассуждение», «theoreticus» — «мысленный», «praxis» — «действие», «practicus» — «действенный» и т. д. Однако, когда это необходимо, и сам Ломоносов широко пользуется иностранными терминами в своих научных, а частью и поэтических произведениях.

    На протяжении XVIII в. все усиливается иностранное влияние на культуру и быт представителей господствующего класса — дворянства. Вместе с тем оно все глубже проникает и в язык. Правда, многие заимствования, вошедшие в петровскую эпоху, затем вытесняются и заменяются русскими словами. Но зато влияние это, проникая все глубже, вызывает перестройку языка в основных его элементах. Для выражения новых понятий широко используется метод калькирования (см. «Калька»), буквального перевода: «perversion» — «извращение» и т. под. Иностранное влияние захватывает и сферу синтаксиса. В середине столетия сильнее было влияние немецкое и латинское (латинский язык в XVIII в. еще являлся международным языком науки, латинский синтаксис оказывал сильное влияние на немецкий язык того времени). Длинные периоды с глагольным сказуемым на конце предложения и с причастием на конце причастного оборота. характерные для прозаических сочинений XVIII в. восходят к латино-немецкой синтаксической конструкции. К концу века усиливается французское влияние (французское дворянство эпохи конца старого порядка задавало тон дворянству всей Европы, в связи с чем и русское дворянство испытывало все более сильное французское влияние), отражающееся в первую очередь в словаре, но захватывающее и некоторые фразеологические обороты (ср. напр. сохранившееся до настоящего времени устойчивое синтаксическое сочетание «носить отпечаток», восходящее к французскому). Впрочем латино-немецкая синтаксическая конструкция частью сохраняется еще, особенно в научной прозе, в начале XIX в.

    Все большее внедрение западной, в первую очередь французской культуры идет рука-об-руку со все большим разрушением церковно-славянской традиции. Дворяне забывают церковно-славянский язык. Сумароков, заставляя Ксакомениуса, героя комедии «Тресотиниус», говорить по-церковно-славянски, делает ошибки против церковно-славянского языка. Его поправляет Тредьяковский, лучше владеющий церковно-славянским языком: вместо «Подаждь ми перо, и абие положу знамение преславного моего имени, его же не всяк язык изрещи может» надо сказать: «Даждь ми трость, да абие положу знамение преславного моего имене, еже не всяк язык изрещи может». К концу столетия церковно-славянская языковая традиция кроме церкви сохраняется гл. обр. в бюрократических, канцелярских сферах. Церковно-славянская традиция в канцелярском языке сильна была и в последующий век, а некоторые канцеляризмы церковно-славянского происхождения частично сохранились и до Октябрьской пролетарской революции («по сие время», «сим удостоверяется» и т. п.).

    Начало XIX в. было ознаменовано возобновлением теоретических споров о нормах литературного языка. Защитник церковно-книжного языка, Шишков, боролся против новшеств, вносимых в язык все усиливающимся западным влиянием. Он же стремился восстановить ломоносовскую теорию трех штилей, ссылаясь на невозможность пользоваться простым разговорным языком для передачи событий героического характера и на необходимость прибегать в этом случае к церковно-славянским элементам (нельзя ведь сказать: «Несомый быстрыми конями рыцарь низвергся с колесницы и расквасил себе рожу»). Наиболее ярким защитником тенденции сближения с Западом в эту эпоху являлся Карамзин, выразитель идей русской офранцуженной аристократии. В его языке сильно западное и именно французское влияние. Ему принадлежат многие кальки, взятые с французского яз. и сохранившиеся до настоящего времени: «развитие» (developpement), «влияние» (influence) и т. д. Его синтаксис во многом сближается с французским.

    В первой четверти XIX в. окончательно завершился процесс формирования литературного Р. яз. на национальной основе. Церковнославянский язык, на протяжении XVIII в. еще служивший постоянным пополнением литературного языка, теперь в целом перестает играть эту роль но многие церковно-славянские элементы к этому времени уже органически вошли в русский язык (они сохраняются в нем и до настоящего времени), некоторые же (сравнительно ограниченное количество) образуют фонд, допустимый только в поэзии. Это оформление национального ли-ого яз. неразрывно связано с именем Пушкина. Широко используя церковно-славянизмы в ранний период своего творчества, когда в его произведениях еще сильна поэтическая традиция предшествующей эпохи, Пушкин постепенно свобождается от них. В ранних пушкинских стихах часто встречаются подобные примеры:

    «Их гробы черный вран стрежет.

    Гряди — и там, где их не стало,

    Воздвигни памятник побед» («Кольна», 1814).

    После 20-х гг. Пушкин пользуется церковнославянизмами с чрезвычайной осторожностью, они являются гл. обр. в определенных стилистических условиях, напр. в стихотворении «Пророк», требующем архаизирующих церковно-славянских норм в силу своей библейской тематики:

    «. И жало мудрыя змеи

    В уста замершие мои

    Вложил десницею кровавой».

    В отношении иностранного влияния Пушкин протестовал против распространенного в его эпоху воспроизведения иностранных оборотов (ср. «Перифраза»), но считал вполне законным введение иностранных слов в русский язык для выражения таких предметов, для которых не было русских слов. Ср. напр. в «Евгении Онегине»: «Но панталоны, фрак, жилет,

    Всех этих слов на русском нет,

    А вижу я, винюсь пред вами,

    Что уж и так мой бедный слог

    Пестреть гораздо меньше б мог

    Иноплеменными словами,

    Известное французское влияние испытывал на себе и синтаксис Пушкина. В основном же многие синтаксические моменты, характеризующие язык Пушкина, сохранились и в современном русском языке. Встречаются у него и прямые галлицизмы, не свойственные нормам Р. яз. и в дальнейшем не утвердившиеся, напр. абсолютные конструкции (несогласованное обособленное определение) ср. «Воспитанная в аристократических предрассудках, учитель для нее был род слуги

    MariKa City | 76 | Шрифты древнерусских книг. Устав, полуустав, вязь

    Шрифты древнерусских книг. Устав, полуустав, Устав

    вязь развивается с9 века.Крещение Руси(официальное.) и 988г введение христианства к концу 10 века развитию способствует славянской письменности и быстрому развитию Древнейшие.грамотности русские рукописи 11в.написаны древнем.В уставом уставе

    каждая буква имеет всего чаще одно начертание, внем нет элементов выносных над строкой, мало сокращений(ударений) и титлов(сил).Писалось, как правило, перпендикулярно, медленно к строке.Буквы устава по пропорциям квадрату к приближаются.Из общей картины письма выпадают округлые узкие буквы с миндалевидными изгибами (О, Е, Э, Р)Основным .котором, на материалом писали уставом, был пергамен.писали Уставом различным размером, но чаще всего иногда, крупным средним, редко-мелким.Для письма уставного характерно расположение букв на равном друг расстоянии от друга без разделения на слова

    образцы Прекрасные уставного письма- рукописный шрифт русской древнейшей книги Остромирова Евангелия 1056-также, а 1057гг Изборника Святослава (1073г.)

    Устав отличается. 11в строгостью ичеткостью письмав 13в. новое развивается начертание устава, в котором поднята линия средняя шрифта, увеличивается количество сокращений(14в).К титлов. буквы устава заметно сужаются.письмо Полууставное развивается c14в. и к 15в окончательно устав вытесняет.Возрастающая потребность в книгах, и как ускорение, следствие книжного письма приводит к изменению буквы :графики наклоняются вправо, что соответствует наклону естественному руки при письмепоявляются графические выносные элементы, для ускорения письма и дорогостоящего экономии пергамена переписчики книг применяют соединения- лигатуры букв друг с другом, вводят часто сокращения встречающихся слов, над сокращением знак ставят(титло).Из греческого языка была практика перенесена постановки ударения(силы) в каждом полууставе.В слове одни и те же буквы могли иметь начертания различные.Полуустав, какправило, мельче устава, он более имеет округлую форму.

    ВЯЗЬ Для заглавий написания в русской книге с конца 14в применять стали письмо, называемое вязью.Вязь-письмо декоративное, связывающее строку в заглавиях в непрерывный и орнамент равномерный.Вязь выполняли чаще всего или киноварью другой цветной краской.Для вязи написания прибегали к двум приемам:буквы украшали и сокращали.Благодаря сокращению удавалось расположить для необходимое письма количество букв в отведенном Если.месте же число букв было незначительно, то маскировал каллиграф пустоты различными украшениями.Самый прием существенный вязи-мачтовая лигатура, т.е.соединение смежных двух вертикальных линий в одну.(26 из 36знаков имеют кириллицы мачты).Не занятое штрихами букв строки пространство заполнялось или уменьшавшимися до нужных округлыми размеров или овальными буквами или элементами декоративными. Существовало два стиля вязи :природный и геометрический(мотивы из мира растений и насекомых в букв трактовке и украшений).В Московской Руси возобладал принцип геометрический.Лучшие образцы вязи сложились в 16в середине в Москве, при Иване Грозном, в мастерской каллиграфической, которой руководил митрополит Макарий, а Новгороде в также.Как декоративный шрифт, вязь печатную в переходит книгу.Прекрасными образцами вязи книги являются Ивана Федорова.С18в начинается искусства упадок вязи, которая сохраняется только в книгах старообрядческих.

    Источники: tapemark.narod.ru, lomonosov-fund.ru, library.kiwix.org, xreferat.ru, fonts.jofo.ru

    ;
    Категория: Письма и обращения | Добавил: vasilalekse (07.06.2015)
    Просмотров: 413 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Поиск